8a74ef691205d759 Группа 2. Стр. 7 | Твой город - конкурс

© 2018-2019 Твой город. Твоя история                                                                                                                                                                       omskind@yandex.ru

Омск. Успенский кафедральнй собор. Неожиданный вид

Неожиданный вид

На углу улицы Даша резко остановилась и взяла Диму за руки.

 

— А теперь закрой глаза и иди за мной, только пообещай, что не будешь смотреть, пока я не скажу, — загадочно-весёлым тоном проговорила она.

 

— Хорошо, — с улыбкой ответил молодой человек.

 

Девушка настойчиво повела его за собой, периодически уговаривая запастись терпением. Он повиновался, крепко держал её руку и, в темноте закрытых глаз, наслаждался обжигающей свежестью мороза и гулким хрустом снега под ногами.

 

— Пришли, — нетерпеливым голосом прикрикнула Даша. — Становись вот так. На счёт три открывай глаза. Готов?

 

— Готов.

 

Для большей убедительности торжественного момента девушка приложила к Диминым глазам свои, тёплые от шерстяных варежек, руки.

 

— Раз, два, три. Па-рам!

 

Диму ослепил яркий солнечный свет. Когда глаза привыкли, перед ним открылась неожиданная картина.

 

— Волшебство! Правда? — с восторгом, хлопая варежками и по-детски припрыгивая, проговорила девушка.

 

Вид и вправду был великолепный. За стеной невысоких, запорошённых снегом ёлочек грациозно устроился православный храм. На фоне прозрачного морозного неба, играющий золотым светом главный купол плавно переходил в узоры белоснежно-коричневых стен. Рядом возвышалась стройная колокольня. Всё это выглядело неестественно завораживающе.

 

— Моё любимое место в городе. Успенский Собор. Его восстановили…, — Даша на миг запнулась, — одиннадцать лет назад.

 

Девушка неожиданно засмеялась счастливым смехом и продолжила.

 

 — Я знаю, после такой красоты ты точно полюбишь меня.

 

Дима перевёл удивлённый взгляд на девушку. Даша была права. Молодой человек поймал себя на мысли, что раньше никогда не обращал внимания на церковную архитектуру. Для него она была лишь будничным элементом повседневной городской действительности. Но теперь Дима стал всматриваться во все детали этого храма с живым интересом.

 

— Только посмотри на сочетание цветов. Это просто чудо. Я готова сейчас рассказывать тебе про каждую деталь этого Собора.

 

— И угораздило же меня познакомиться с историком. И где? За тысячи километров от дома, — шутливо произнёс молодой человек.

 

— Это неудивительно. Всё просто. Ведь ты из Костромы, а я из Омска.

 

Дима не понял смысла фразы. Но в данный момент это было не важно. Молодой человек обнял девушку, и парочка снова повернулась в сторону Собора, выдыхая клубящийся паром воздух. Даша нежным, мягким, размеренным тоном умелого рассказчика продолжала историю городской достопримечательности. А Дима внимательно слушал и любовался видом, который с этого дня стал родным и для него.

Тихонов Роман

г. Вологда
Параскева Панфиловна Шкроева.

Параскева пятница

Как наше слово отзовется?  А дело? Доброе дело остаётся жить? Вспомнит ли хоть кто-нибудь о нём через сто лет?

 

Валя  Антонова родилась в 1887 году и в раннем детстве потеряла маму, а вскоре после того, ее отец, крестьянин села Спасское, женился на вдове с детьми, он пытался  стать торгующим крестьянином:  в свободное от полевых работ время брал в Омске товар на продажу, ездил – продавал в знакомой сельской местности, но однажды был обманут мошенниками, в результате чего остался должен купцу чрезвычайно большую сумму денег – 4000 рублей, которую затем выплачивал всю оставшуюся жизнь. Умер Евграф Антонов, когда дочке Вале еще не исполнилось четырнадцати лет, оставив родных без средств к существованию.

 

Путь у Вали по тем временам был один – освободить семью от лишнего рта – наняться в няньки  за еду, крышу над головой и какие-нибудь хозяйские обноски к праздникам. Подобные ей тысячи и тысячи сироток-бесприданниц скитались в России по чужим углам на продолжении всей жизни, не в состоянии создать собственной семьи, а  под конец им оставалось просить милостыню на церковной паперти уже до самой смерти.

 

Такая незавидная судьба поджидала и Валю, когда бы ею не обеспокоилась омская купеческая вдова Параскева Панфиловна Шкроева, известная своей благотворительностью в  Омске, где она выстроила церковь Святой Параскевы Пятницы,  при ней приходскую школу на 70 учеников и богадельню для немощных.

 

Святая Параскева в русской православной традиции значится целительницей душевных и телесных недугов, хранительницей семейного благополучия и счастья.

 

Во имя семейного благополучия, не иначе,  и сосватала Параскева Панфиловна  девушку замуж за Ивана Шкроева, тоже круглого сироту, воспитанника  приюта каинской купеческой вдовы Александры Ивановны Шкроевой, своей золовки,    известной  благотворительницы.

 

К тому времени Иван Шкроев окончил  реальное училище по курсу коммерции, отслужил три года в армии, был на хорошем счету как приказчик в торговой компании, возглавляемой Александрой Ивановной.  Бракосочетание состоялось в 1903 году,  Параскева Панфиловна дала за Валей приданное достаточное для того, чтобы у молодых оказался в распоряжении дом, а Иван Иванович Шкроев смог открыть собственное дело.

 

В 1904 у супружеской пары родился сын Алексей. Параскева Панфиловна специально приезжала в Каинск крестить младенца, оставив на память свой портрет, который доныне,  вот уже  пять поколений хранится в семье, по сути ею созданной.

Данилов Сергей

г. Краснодар
Утки.jpg

Утки

Каждое утро, едва открывались двери корпуса, одетая в серый халат, она выходила во двор, покормить уток, что плавали в небольшом пруду.

Худой рукой она бросала птицам хлебные крошки, но утки не обращали на них никакого внимания.

- Кто же их всё время кормит? - недовольно ворчала она, возвращаясь расстроенная в палату.

Но ярко раскрашенные деревянные утки её не слышали, и безмятежно плавали, украшая пруд психиатрической больницы.

Кауфман Ян

г. Москва
Омск. Вид на Музыкальный театр

Мой город - мой дом

Я родилась другом городе, а в Омск приехала десять лет назад. Хоть этот город и не является моей Родиной, здесь я провела большую часть школьных лет, а теперь учусь в высшем учебном заведении. За все эти годы я очень сроднилась с Омском, он стал для меня настоящим домом.

 

Здесь, в городе-миллионнике, разделённом Иртышом на две похожие, но разные части, царит самородная гармония. Стоит пересечь реку, как из атмосферы исторической части города с её жилыми районами правого берега можно попасть в джунгли современных многоэтажек и различных торговых комплексов левого берега. 

 

Хоть Омск и большой, он всё равно остаётся спокойным местом. Да, он не самый чистый, не самый благоустроенный, не самый лучший… Я была во многих городах России: все они по своему прекрасны, выглядят ухоженными и привлекающими туристов, но они, в отличие от моего города, не выглядят такими уютными…  Может, не всегда нужна идеальность?

 

Омск – город для разносторонних людей. Тут огромное количество театров, музеев и других развлекательных и культурных заведений, а в университеты приезжают и из других городов, в том числе из Казахстана. Лето достаточно тёплое, иногда жаркое, а зима – терпимо холодная.

 

В России много городов, но Омск – мой дом. Я полюбила его всем сердцем и, даже если когда-то придётся расстаться с ним, он всегда будет моей маленькой Родиной. Это место, где у меня есть друзья и родственники. Место, с которым связано много счастливых моментов моей жизни. Место, которое я гордо называю домом.

Ксензенко Алёна

г. Омск
Омск, ул.Ленина, 14-1

Принцесса

В наш двор завезли и угнездили в угол между каменным забором и домом здоровенный железный киоск. Наверное, он должен был стать «торговой точкой». Но время шло, а киоску всё не находилось официального применения. Он торчал в своём углу, так и не покрашенный, несуразный, ржавел себе потихоньку, и только мы, ребятня, придавали смысл его существованию. Благодаря неуёмной детской фантазии он чем только не бывал! Кораблём, дворцом, театром, ракетой! Исповедальней. Скитом. Островом, затерянным в океане.

 

Было весело стучать в него голой пяткой, наполняя двор звоном и хохотом. Было здорово прятаться в нём от дождя, слушая гулкие шлепки капель по его крыше и стенкам. Было уютно сидеть с книжкой в его просторном нутре, ловя на страницы свет из небольшого оконца.

 

А когда он совсем заржавел, я нарисовала на его тёплом боку Принцессу. Я их везде рисовала, но эта вышла особенная, – красивая, аж дух захватывало: с осиной талией, с огромными глазищами в длиннющих ресницах, с волосами до пят. Загляденье, одним словом.

 

Она была так прекрасна, что никто не посмел ни стереть её, ни нарисовать что-нибудь рядом.

 

Потом мы переехали в новую квартиру, и на много лет  двор моего детства ушёл в тень прошлого. Но как-то, гуляя уже со своими детьми в центре города, я вдруг захотела показать им, где жила раньше.

 

Мы вошли в арку ворот, миновали узкий, мощённый булыжником, перешеек между домами – и я встретила взгляд родного когда-то окна… Кивнув на него сыну и дочке, я сделала в смятении ещё пару шагов и... И вдруг увидела всё тот же киоск. Он стоял там же, в углу, старенький, тихий. И на его боку, побледневшая, выцветшая, смотрела на меня моя Принцесса.

 

...Я заплакала.

Дымченко Людмила

г. Омск