8a74ef691205d759 Группа 2. Стр. 5 | Твой город - конкурс

© 2018-2019 Твой город. Твоя история                                                                                                                                                                       omskind@yandex.ru

Омск. Сквер 30-летия ВЛКСМ

Откуда берутся памятники?

Давно это было… В одной сибирской деревне жил мальчишечка. Однажды пошёл он в лес погулять и провалился в большую яму. Выбраться оттуда не смог, только тихонечко плакал. На этот плач пришла к нему олениха, спрыгнула в яму и покормила ребёнка своим молоком, выпрыгнула и ускакала прочь. Родители, что случилась непоправимое, прекратили поиски.

 

А самка оленя стала приходить дважды в день, чтобы покормить ребёнка. Вытащить его она не могла, и мальчик подрастал в яме. Вскоре чудесным образом превратился он в оборотня: днём был человеком, а ночью превращался в темного оленя. Когда олень вырос, он смог выпрыгнуть из ямы, в которой просидел много лет. Он вернулся домой к родителям и стал жить среди людей, только следил за тем, чтобы никто не видел его после захода солнца. По ночам он возвращался в лес к своей второй матери, и скакал всю ночь среди братьев-оленей.

 

Но вскоре в их деревню приехала девушка из Омска, навестить свою бабушку. Она была красивая и белокожая, длинные волосы струились за спиной как воды реки, а и без того тонкую талию стягивал серый поясок. Наш юноша – олень влюбился в неё без памяти. Да и девушка вскоре ответила на его чувства. Всё лето они провели вместе, а когда она собралась уезжать обратно в город, они в последний раз убежали вдвоем в лес.

 

Там, где слышал их Дух леса, они поклялись друг другу в вечной любви и верности.

 

- Если ты разлюбишь меня, - сказал юноша, то моё сердце замёрзнет, и я превращусь в камень.

 

- Если я разлюблю тебя, то пусть я в тот же миг обращусь в дерево, - сказала возлюбленная оленя.

 

- Да будет так, - сказал Дух леса.

 

И она уехала. Сначала из города исправно приходили письма от девушки, но вскоре письма стали приходить всё реже, затем перестали приходить совсем. И оборотень собрался в город.

 

Он нашёл её на углу улицы, в сквере, где его любимая целовалась с другим парнем. Он смотрел на это, совсем забыв об опасности, а уже садилось солнце. С последним его лучом обратился он в тёмного оленя и не успели случайные прохожие удивиться, как в этот миг живой олень превратился в каменного.

 

А у юноши, который только что целовал живую трепещущую девушку, оказалась в руках белая ива. Так он и не понял, почему обнимает дерево.

 

До сих пор стоят они на улицах Омска.

 

Олень – на краю Соборной площади, куда его перевезли, далеко от неверной любимой.

 

А ива –на территории парка, около МУП «Водоканал». 

 

Только серый поясок, оставшийся на стволе дерева, напоминает нам о том, что белая ива была когда – то человеком.

Самойлова Татьяна

г. Кропоткин (Краснодарский край)
Шоколадка.jpg

Шоколадка

Мне было восемнадцать, когда я впервые увидела его. Ничего особенного. Острые черты, бледная кожа щек, голубые глаза. Короче, я влюбилась. Засыпая, мечтала без всякой надежды, в дым, сидеть с ним в первом ряду в нашем драмтеатре, так похожем на питерскую Мариинку.

 

Он пригласил меня на день рождения.

 

Я спросила маму, можно ли дарить мужчинам цветы. Она ответила, что только пожилым. Я пошла на рынок и купила три розовые гвоздики. Был 1990 год. Кроме гвоздик на рынке цветов не было.

 

Середина зимы. Мороз. Ветер с Оми. Три цветка горели в моих руках. Я несла, осторожно сжимая пальцами, согревая своим теплом и радостью, радостью, безумной радостью розовые частички живого солнца. Я увижу его! Сердце билось пульсом в пальцах.

 

Гвоздики стояли в изголовье его кровати долго. Три недели. Он удивлялся и не мог понять, почему они не вянут. День проходил за днем. Он привык к ним, как к предмету обстановки. И перестал менять воду. Они увяли.

Прошло десять лет. Теперь я работаю в администрации.Старое здание с толстыми стенами. Скучные дни.

 

В наш кабинет всегда очередь. В тот летний день было душно всем. Приоткрыли дверь. Я краем уха слышала препирательства в очереди. Посмотрела туда. И увидела ЕГО.

 

Он изменился. Отяжелевшее лицо, погрузневшая фигура. Лишь походка та же – осторожной лисицы. И сутулость. И наклон головы.

 

Он лез без очереди. Вошел, закрыл дверь. И – ко мне.

 

- Привет,- сказала я.

- Здрасьте.

 

​- Не узнаешь?​

Долго он смотрел непонимающе. А потом на какую-то долю секунды лицо его выразило испуг. И – сразу улыбка.

 

Такой же деловой, как и прежде.

 

- Машина ждет. Сделай, а?

Он подсунул мне документы. Я почему-то подумала, что он забыл, как меня зовут.

 

- На вот тебе шоколадку. А то я знаю, вам тут чаю не с чем попить.

Он торопился.

 

- Спасибо, Сереженька, милый. Приходи завтра, документы будут готовы.

 

- Ты – умничка.

Он схватил мою руку и чмокнул.

 

На столе осталась лежать его шоколадка.

Трубникова Татьяна

г. Подольск (Московская область)
Омск. Памятник "Весы бытия"

Весы бытия

Я искал улицу в Омске. Сначала, как мне казалось, я шел в правильном направлении, теперь – неизвестно. Нет, известно, конечно… Насмотревшись, задрав голову, на железное «Динамическое равновесие», и увидев скульптуру «Фотографа и Маши», я пребывал в неплохом расположении духа, несмотря на моросящий дождь. Продолжая поиски, я спустился по лестнице, которая являлась продолжением тротуара между зданиями, и неожиданно оказался запертым между каменной стеной и двухэтажным домом с многообещающей надписью «Золото».  Никакого пространства.

 

Я вздохнул и вспомнил вчерашний Иртыш… Это совсем рядом, и вот где простор,- голова начинает кружиться… Река, обладающая огромной угрюмой силой… Силой нескончаемого пространства…

 

В городе шел дождь. Фасады зданий постройки прошлого и позапрошлого века на улице Ленина покрылись пятнами, как лицо стыдливой девушки. Хлюпая по лужам, я вышел на перекресток. Налево или направо? Железный городовой с равнодушием смотрел на меня и вряд ли мог чем-то помочь.

 

Я заметил, что у меня открыт рот. Захлопнув его, я огляделся. Куртка прилипла к спине, и капли, стекающие с головы, уже не так чувствовались. Я увидел пожилую женщину, которая тащила за собой сумку на колесах. Голова ее была украшена полиэтиленовым колпаком. Она неторопливо двигалась мне навстречу, скептически усмехаясь. Перед тем, как приблизиться ко мне вплотную, она остановилась и демонстративно шумно высморкалась в газон.

 

- Я дойду до Тарной? – спросил я, обратившись к ней, - Прошу прощения…

 

Она посмотрела на меня и отрицательно покачала головой.

 

-Что, не в ту сторону? Не туда? - опять спросил я.

 

Она опять отрицательно мотнула кульком на голове и тронулась вперед, проговорив вполоборота:

 

-Туда… Не туда…Обувь у тебя хлипкая!

 

Пока я думал, что ответить, бабка, пройдя несколько шагов обернулась и добавила:

 

 - Да и куртка – дрянь.

 

Она опять высморкалась.

 

 – И не до Тарной, а до Тарской!- Она выдержала паузу.–В честь Тарских ворот улица названа, в Омскую крепость она вела!

 

В возникшей тишине в легком шелесте моросящего дождя она еще немного постояла, глядя на меня.

 

–Пижон! - усмехнувшись, она пошла прочь.

 

Я остался стоять со стекающими за шиворот каплями дождя, глядя ей вслед. Через несколько секунд я отвернулся, но вздрогнул от неожиданности:

 

-Там Тарская… - она обернулась ко мне еще раз, указав направление.

 

Тележка поскрипывала, поскрипывала, да и затихла, сгинув вместе с ее хозяйкой.

 

Прохожих не было, и я пошел к Тарской.

Дмитриев Максим

г. Санкт-Петербург
Омск. Старое фото Вокзал

Дворец

Когда я учился в третьем классе, мы жили в городе Омске, в Советском районе, нас так и звали советчиками. По дороге в школу стоял книжный магазин, он находился в пятиэтажном доме на первом этаже. Заходил в него, запах свежих листов печати  очень любил, всегда нюхал, гладил, потом открывал заветную книгу и просматривал, выбирал.

 

Все  стеллажи в магазине до самого верху забиты книгами, все по разделам: техническая, детская, художественная. Семья наша жила не богато, мне выделяли немного монет  на пирожки, чтоб перекусил в школе. Эти деньги не тратил, а копил, чтоб купить новую книжку. Но пирожки все-таки ел,  собирал мелочь со всего класса и по своей здоровой натуре всегда был первый в очереди,  давали со сдачей, сдачу  забирал себе и на эти сэкономленные мне всегда доставался пирожок, а то и два. Еще можно было подработать на собирании пустых бутылок и макулатуре. Собирать бутылки я стеснялся, а вот на макулатуре преуспел, ходил по подъездам, сдавал, так у меня появились первые деньги, которые я тратил только на книги, каждую неделю читал новую книгу, в то время был большой дефицит: не только продукты, но книги было не достать. В 1974 году мои родители решили переехать в Казахстан, там жилось  намного легче, и было теплее. Вещи мы загрузили в машину, сами поехали поездом. Меня  впервые привезли на железнодорожный вокзал, он показался очень огромный, просто дворец со входами и выходами, запомнилась большая люстра с шарами. Они висели, как жемчуга, и я воображал, что я во дворце, бегал по лестницам, большие пальмы стояли по углам, а в зале ожидания  автоматы для размена монет и билетами для пригородных поездов. До поезда было около часа. Мне хватило времени, чтобы  оббегать всю территорию.

 

Автоматы с газированной водой, бабушки продавали конфеты «тянучки» и сосульки «петушки», «пистолетики», смотря кто купит…мальчик или девочка. Еще не  один раз он мне  снился, я больше никогда не был в городе, а в детских снах частенько. Как будто снова на вокзале, меня  мать тянет за руку, в поезд,  упираюсь, не хочу ехать. Огромное здание со сказочным видом овладело мной и тянуло назад в сказочную страну, где прошло мое детство. Может быть, когда-нибудь и вернусь в этот город, чтобы  посмотреть, как он изменился,  расстроился, прошло почти больше полвека.  Мой вокзал - единственный дворец моей жизни.

 

P.S. Любовь к книгам не угасла. У меня большая библиотека, собранная с детства. Город остался в моей памяти, помню и люблю.

Ермакова Жанна

поселок Тобол, Республика Казахстан
Омск. Скульптура "Встреча влюбленных"

LoveStatue в Омске: городская 

достопримечательность или символ

настоящей любви?

Весна – время возрождения чувств, а осень – период, когда хочется грустить. И для этого не надо искать повод – достаточно подойти к скульптуре "Встреча", которая известна всем жителям Омска, и вспомнить самые незабываемые минуты жизни. Памятник влюбленным (а именно так его называют горожане и приезжие) находится в сквере у речного вокзала: такое место было выбрано не случайно. Здесь как будто оживают былые мечты и устремления, а попытки вновь обрести счастье получают второе рождение. Сюда следует приезжать, чтобы в суете будней не утратить способность откликаться на зов души, чтобы хотя бы время от времени ощущать потребность в живительной силе любви!

 

Бронзовые парень и девушка о чем-то беседуют, завороженные друг другом. Такая скульптура не вызывает ощущение монумента: перед нами ожившие персонажи из романтических произведений. Молодые люди здесь назначают свидания, а пожилые приходят сюда для того, чтобы воскресить в памяти лучшие мгновения, связанные с любимым человеком, вновь испытать угасшие с годами эмоции.

 

Сама история возникновения памятника вечной любви удивительна: идея его создания принадлежит омскому предпринимателю, который в годы юности на этом месте познакомился со своей возлюбленной, ставшей его женой спустя годы. Если будете в Омске – приезжайте к речному вокзалу: это лучшее место, где реалисты могут стать романтиками, а романтики обретают вдохновение и новые силы.

Кучигина Светлана

г. Пенза