8a74ef691205d759 Группа 2. Стр. 3 | Твой город - конкурс

© 2018-2019 Твой город. Твоя история                                                                                                                                                                       omskind@yandex.ru

НОВАЯ ЭРА.jpg

НОВАЯ ЭРА

На правой, уцелевшей половине Тарских ворот сидел небольшой дракон. Он жмурился, вздрагивал, переступал лапами, пытаясь согреться в лучах тусклого солнца. Время от времени дракон замирал, и узкие зрачки выискивали в развалинах движение. Но вокруг было тихо.

 

Саня Спас почти лежал на земле, привалившись плечом к чудом сохранившейся колонне старого здания, и ждал. Ему осталось проскочить вдоль ворот и нырнуть в открытый люк, а там, по подземным ходам до его жилища полчаса ходу. Но дракон быстр как пуля. С одним Спас бы справился, да на шум примчится подмога, вон их сколько кружит над обгоревшим куполом храма.

 

Драконы. Никто из оставшихся в живых так и не понял, откуда они взялись. Говорят, после того, как затрещали материки, и в гигантские разломы ахнуло полмира, где-то в глубинных пещерах вышли из спячки тысячи и тысячи этих тварей. Они были свирепы и голодны. Спасу тогда было неполных двенадцать. А в тринадцать он был уже весь в шрамах и седой.

 

Землетрясения и драконы смели людскую цивилизацию за пару дней. Ни связи, ни электричества, ни транспорта, да и людей не так уж много осталось. От миллионного города – десяток скрывавшихся по убежищам общин. В тоннеле недостроенного когда-то метро, где обитал Спас, жило чуть больше двухсот человек. Девять из них Саня вырвал из когтей драконов, за что и получил прозвище.

 

Спас осторожно подтянул рюкзак, поднес ко рту флягу и замер, уловив краем глаза движение. И оцепенел. По бывшей Тарской, с трудом переползая через поваленные тополя, обходя ямы и завалы, двигалась в его сторону девочка. Лет шести, в потрепанном комбинезоне, с ранцем на спине. Спас оглянулся на ворота. Дракон уже нацелился, расправил крылья...

 

«Сожрет». Спас рванул наперерез, подхватил ребенка на руки, закрыл собой, сжался.

 

– Не бойся, – шевельнулась девочка, высвобождаясь, – дракон ижчез, – она слегка шепелявила – не хватало переднего зубика.

 

– Как исчез? – Оглянулся Спас. Дракона не было. Нигде.

 

– Дракморт, – потыкала она в медальон, висевший на шее, и хихикнула, – дракон ф-ф-ить!

 

– Куда ф-ф-ить?

 

– Они скажали в ад.

 

– Кто они?

 

– Они, – махнула за плечо малышка.

 

– Это, – Спас потрогал медальон, – уничтожает тварей? Ты уверена?

 

– Ну, я же ждесь!

 

– А у тебя только один?

 

– Много! – похлопала девчушка по ранцу.

 

– Ладно, пойдем, дома разберемся.

 

… Спас шел, прижав к себе ребенка. Шел прямо. Не скрываясь. Драконы со свирепым ревом пикировали с высоты.

 

Сначала Спас вздрагивал, но ни одна тварь так до них и не долетела.

 

Он улыбнулся.

 

– Тебя как зовут-то, спасительница?

 

– Эра.

Рудная Ольга

г. Омск
Галима Шугурова - королева художественной гимнастики

"Золотая рыбка" или королева красоты

художественной гимнастики

Великие и по-своему неповторимые гимнастки…  Они – национальное достояние нашего государства. Это их мастерством и талантом преумножается  слава нашей страны. Это в их честь звучит государственный гимн России.

 

Галима Ахметкареевна ШУГУРОВА. Коренная омичка. Заслуженный мастер спорта.

 

Выпускница Омского  института физической культуры. Девятикратная чемпионка мира, абсолютная чемпионка мира  и первая абсолютная чемпионка Европы. Делегат 17 и 18 съездов ВЛКСМ. Участница Всемирных фестивалей молодежи и студентов в Берлине и на Кубе.

 

Заслуженный тренер РФ. Награждена орденом «Знак Почета». 

 

Галима  Шугурова. Едва ли найдется у нас в России человек, любящий спорт, которому не было бы знакомо, более того – близко и дорого это имя. Но всегда ли мы точно представляем истинную меру  сделанного ею?

 

Какими только эпитетами не награждали ее журналисты: « и маленькой кудесницей», она была, и «черноглазой грацией», и «феей гимнастики». Называли ее даже «героиней хачатуровского темперамента». О ней вообще любили говорить красивые слова, а это не так уж часто  бывает даже в таком, как будто бы  располагающем  к приподнятости выражений виде спорта, как художественная гимнастика.

 

Ее выступления были не просто искусно, технически грамотно выполненными упражнениями. Они отличались тонким раскрытием музыкального образа. В каждом ее движении сквозило то редкое, порой неуловимое, что мы привыкли называть душой человека. Вот почему, словно от добрых героев знакомой сказки, мы любили ждать от нее маленьких чудес.

 

Декабрь. 1978 г. Во Дворце культуры мотостроительного  завода имени Баранова чествовали Галиму Шугурову. Многотысячный зал не смог вместить всех желающих. Мне посчастливилось стать участником этого поистине исторического действа! Были яркие, эмоциональные и самое главное, очень искренние выступления омичей.

 

Ее тренер, Галина Павловна Горенкова сказала: « Мы с Галимой всегда помним тихую аллейку в омском Парке культуры и отдыха, наш тренировочный зал в спортивной клубе «Красная звезда».  Дают нам силу они, а не заграничные вояжи. Здесь мы готовимся к победе, а  когда побеждаем, то думаем о вас, наши земляки – болельщики…»

 

Лет сорок назад коллега – журналист, олимпиец 1952 года Иосиф Штальдер написал о Г. Шугуровой: «Она навсегда останется в нашей памяти непобедимой королевой красоты, чемпионкой того идеального совершенства, которое делает спорт искусством».

Безнощенко Анатолий

село Яшалта (Республика Калмыкия)
Смешарики в Омск

Счастье в мелочах

Очень много в России маленьких, но уютных городов. А в Москве, в этом огромном и шумном мегаполисе, жила Лиза, девочка 6 лет с кудрявыми, как у Бараша волосами. Собственно, этот герой был из её любимого мультика, поэтому такое сравнение – комплимент для ребёнка.

 

Одним зимним и очень ранним утром(до неприличия – 5 утра) она вышла из своей комнаты в тёплом и большом одеяле, с заспанными глазами, в которых ещё можно было найти отражение того сладкого и красочного детского сна, о котором мечтают миллионы взрослых. Несмотря на дремоту она понимала, что ей предстоит непростое испытание – забор крови из вены. Представить что-то ещё страшнее на тот момент этот лучик солнца с кудряшками не могла, поэтому она поскорее побежала к своей маме.

 

Та стояла на кухне и готовила «олюлюшки». Так они с дочкой называли сырники. В пижаме, с небрежным пучком она старалась не допускать ни малейшего шума, чтобы дать своей малышке досмотреть её сон. Но дочка встала сама (ребёнок, к слову, очень ответственный) и тихонько подобралась к маме, обняла её своими маленькими ручками и не хотела отпускать, куда-то идти.

 

Сели за стол. Горячий какао, олюлюшки и любимая тарелка с котёнком сделали своё дело – страх немного отступил. Включили телевизор. И здесь удача – любимые «Смешарики». Крош и Ёжик отправляются на поиски древних сокровищ…

 

«Я тоже хочу поехать в Омск!» - вдруг сказала Лиза.

 

«Доченька, это очень далеко… - немного опешив ответила её мама, – Но, я думаю, ты сможешь отправиться туда, когда станешь совсем взрослой».

 

«И у меня будет такое же приключение, как у Кроша и Ёжика?»

 

«Надеюсь, что благополучнее, но столь же весёлое».

 

Так, за разговором о музее радиозавода имени А.С.Попова и о будущем путешествии Лизы, они отправились в больницу.

 

Прошло 10 лет. Лизе уже 16, но она всё такая же кудрявая, ответственная и всё так же любит «Смешариков». Теперь она знает, что забор крови не самое страшное, что есть на свете, а вкуснее маминых олюлюшек нет ничего на свете. Она опять встала зимним утром в 5 часов. И снова подкралась к своей мамочке, но теперь она выше её и обнимает, целуя в голову. Но они не включают телевизор, не достают тарелки. В машине их ждёт папа, пёс Бутуз, большой термос какао и путеводитель по Омску. Тому уютному и манящему городу, в который так мечтала поехать маленькая Лиза…

Жукатинская Елизавета

г. Липецк
Омские скульптуры

Посиделки

Дама у самовара, прозванная в народе Машенькой, сидела и волновалась. Приготовила стол для приятных посиделок, не слишком роскошный, но со сладким ароматным чаем. Она то и дело загадочно вздыхала и с нетерпением ждала гостей.

 

Слесарь Степаныч, надев защитную каску, первым наведался на посиделки. Следом появился Страж порядка, суровый только на первый взгляд. На самом деле он выглядел добродушным и слегка щеголеватым. Станционный смотритель появился секунда в секунду. Он протянул Машеньке букет роз и поцеловал руку. Появилась Любаша, свежая и оживленная. Ласковое солнце посылало на землю теплые лучи. Озорной ветерок нежно касался щек собравшихся, развевал волосы прекрасных дам и хлопал по плечам кавалеров.

 

− Дело сводится к простому, − начала разговор Мария. − Нужно решить, существует ли тот, кто является самым нужным Омску. Если да, есть смысл его поискать. Если нет, можно разойтись спокойно.

 

Присев поближе к  Даме с самоваром, Степаныч глотнул чаю, подмигнул красавчику Фотографу и, положив голову на скрещенные руки, задумался. Теребя в руках разводной ключ, словно собираясь с силами, он тяжело вздохнул и произнес:

 

− Я на совесть служу горожанам, которые нуждаются в моей работе. Без тяжелого труда слесаря не может существовать ни один город.

 

Городовой приосанился, поправил свою форменную фуражку, снял перчатку, подкрутил ус, потер рукоять своей сабли и, уставившись куда-то вдаль, проговорил:

 

− Я с большой любовью отношусь к своему городу, оберегаю его, слежу за порядком, защищаю от неприятелей.

 

Город незаметно налился красным закатом с черными перьями облаков. Лицо Любы в его озаренье казалось особенно миловидным. Она грациозно поправила бант, отложила в сторону книжечку со стихами Пушкина и сказала:

 

− В мою честь назвали самую первую рощу в городе.

 

Станционный смотритель взглянул на оранжевый мерцающий свет фонаря,  повернулся к бледной луне, проглядывающей на небе и, сделав выдох, вымолвил:

 

− Я всегда даю "зеленый свет" и оберегаю в пути все поезда дальнего следования.

 

− Что же получается? − вмешался в разговор Фотограф. − К единому мнению вы не пришли. А такой господин существует. Это я − заявил Фотограф, направив свой объектив на сидящую за столиком недоумевающую компанию. Я несказанно рад, что именно мне выпала честь увековечить чаепитие и частичку вашей души на фотографии. Улыбнитесь, сейчас вылетит птичка...  

Аверков Денис

г. Омск
Омск. Панорама Советского парка

Особенная встреча

Тревожное чувство проникло в Валентину Петровну. Ветер вдруг стал больно бить по щекам и трепать седые волосы. Раздался телефонный звонок. Старушка вздрогнула. Но, обо всем по порядку.

 

Утром Валентина Петровна встала, как всегда с солнцем. Поэтому уже сидела в Советском парке на скамейке напротив замёрзшего Иртыша. Эта привычка была с ней давно. Вдруг, к ней подсел молодой парень. Старушка замерла от неожиданности. Парень был так похож на того, которого она каждый день ждет здесь у реки!

 

Молодой человек, скорее всего, почувствовал, что его разглядывают, и повернулся к женщине. Она ахнула - ну точно, глаза Гены.

 

- Простите, -  вымолвила она через силу, - вы случайно не родственник Геннадия Березина?

 

От удивления его телефон полетел на землю.

 

- Да, а как вы узнали?

 

- Вы очень похожи на него в молодости.

 

- Это мой дедушка, - сказал юноша, поднимая свой телефон, который, похоже, перестал работать.

 

- Он жив? – кротко спросила она.

 

- Не знаю, - помедлил он, и, посмотрев на круглые глаза старушки, понял, о чем она - Да, дедушка в полном здравии. Живет по-прежнему в Омске.

 

- Знаете, я каждый день, в течение последних  лет прихожу на эту лавочку и жду его.

Брови парня взлетели вверх.

 

- Мы были молоды, когда встретились, но я была уже замужем. Советский парк тогда только открыли, и народу было много. Нам пришлось искать более уединенное место. Несмотря на свои чувства, мне пришлось прекратить общение. Он назначил встречу, здесь, где сейчас мы с тобой сидим, а я просто не пришла.

 

- Почему?

 

- Потому что я была замужем за хорошим человеком, которого я может, и не любила, но очень уважала. А когда его не стало, я подумала, а если Гена, которого я так и не смогла забыть, когда-нибудь придет сюда?

 

- Знаете, а давайте я приведу сюда дедушку сегодня вечером?

 

Старушка просто кивнула.

 

Вечер. Стало совсем тихо. Тревожное чувство проникло в Валентину Петровну. Ветер вдруг стал больно бить по щекам и трепать седые волосы. Раздался телефонный звонок. Старушка вздрогнула. Трубку было поднимать бессмысленно, она уже их видела. Валентина встала со скамьи, сидеть было не возможно. Когда они подошли к ней, быстро колотившееся до этого сердце, замерло. Старушка села. Это конечно был не он.

 

Наступила весна. В парк нахлынули влюбленные парочки. Здесь была и Валентина Петровна, и не одна. Да, хоть нынешний Георгий был не тем, кого она жаждала увидеть в тот день, но он стал тем, кого она хочет видеть каждый день. Она шла, и улыбка не покидала ее лица. «Как же прекрасна жизнь», думала старушка.

Петрухнова Анастасия

г. Краснодар