8a74ef691205d759 Группа 2. Стр. 2 | Твой город - конкурс

© 2018-2019 Твой город. Твоя история                                                                                                                                                                       omskind@yandex.ru

Омск. Иртышская набережная

Случай на Набережной

В каком городе мне бы не пришлось бывать, окажись я на набережной реки, мне сразу вспоминался мой родной город, затерянный на просторах Западной Сибири, и его прекрасную Иртышскую Набережную, протянувшуюся от Ленинградского моста до грузового речного порта. Не знаменитая Дворцовая Набережная в Санкт-Петербурге, не Набережная Москвы реки у Воробьевых гор не может сравниться с шириной и природной прелестью главной набережной Омска. Кажется, что в ней воочию отразилась широта и размах всякой сибирской души, привыкшей к простору и необъятности.

 

Как и у большинства молодых Омичей,  с Иртышской Набережной у меня связаны воспоминания о романтических свиданиях теплыми летними вечерами. Не раз я приводил девушек к берегу могучей сибирской реки, словно желая показать им красоту и величие, которую я не мог выразить словами. Нередко такие встречи заканчивались томными поцелуями и перерастали в большое и прекрасное чувство.

 

Однажды, только познакомившись с симпатичной девушкой, я пригласил ее прогуляться по набережной. Мы весело болтали на отвлеченные темы, шутили и смеялись, и я решил не медлить. Спустившись к воде, мы продолжали разговор, как вдруг неожиданно, и без всяких на то предпосылок, я притянул ее к себе и попытался поцеловать в ее манящие сочные губы. Девушка резко и недоуменно отстранилась, давая понять, что не готова к такому развитию событий. Между нами возникла неловкая пауза, после которой она замешкалась и сказала : « Я пойду! Извини!» По выражению лица было видно, что девушка расстроилась и была обескуражена. Мы не поняли друг друга. Она стремительно рванулась прочь, желая поскорее меня оставить, и не удержавшись от волнения на ногах, споткнулась и упала в воду. Мне ничего не оставалось, как последовать за ней. Я прыгнул в Иртыш и помог ей выбраться. Мы оба вымокли с ног до головы, но почему то жутко смеялись над тем, что произошло. Я выжал свою рубашку, и прикрыл ей девушку от посторонних глаз, пока она выжимала свою намоченную белоснежную блузку. После я проводил ее до дома. Всю дорогу нас сопровождало хорошее настроение и задорный смех, а у самого ее подъезда, я повторил попытку сблизиться с ней, и вновь притянул ее к себе. В этот раз желания поцелуя было взаимным, и мы долго целовались у подъезда. Уже прощаясь, девушка сказала, что согласилась на поцелуй только потому, что боялась в случае отказа, что ей на голову в этот раз может свалиться кирпич. Мы оба посмеялись и разошлись, условившись встретиться завтра.

Щитов Иван

г. Санкт-Петербург
SMIT&WESSON.jpg

SMIT&WESSON

Отец моего друга Сани Атланова среди строителей Омска слыл одним из лучших прорабов. Дяде Ване доверяли строить самые сложные и значимые здания города. Он целыми днями, а нередко в праздники и выходные, пропадал на работе. Саня, можно сказать, рос без отца, скучал и после уроков, прямо из школы ездил к нему на стройку, я с ним за компанию, мы дружили с детского сада, были одноклассниками и жили в одном доме, но в разных подъездах.

И вот мы едем к Речному вокзалу, рядом с ним дядя Ваня строит гостиницу «Турист», она будет двенадцатиэтажной, а сегодня только копают котлован…

 

Мы зашли в прорабский вагончик, в нём многолюдно, строители возбуждённо обсуждают что-то лежащее на столе. Оказывается, случайно откапали подземный ход, метра полтора высотой с кирпичным сводом, ведущий в дом купца Батюшкова, где в Гражданскую войну был штаб Колчака, среди груды кирпичей обнаружили портфель, содержимоё которого и лежало на прорабском столе: пожелтевшие карты, бумаги разные, медали, кресты и … револьвер с надписью на стволе SMIT&WESSON!..

 

Револьвер неделю висит на гвозде в гараже, дядя Ваня решил его отреставрировать и сдать в Краеведческий музей. Сашка знает, где отец хранит ключ... мы взяли SMIT&WESSON с собой в школу похвастаться друзьям, но старшие ребята, во главе с Юрой Романенко, школьным хулиганом, отобрали его у нас. Что делать? Рассказать всё Саниному отцу? - мой друг получит взбучку. И я придумал: пустим по школе слух, что у нас есть планкарта места, где белогвардейцы спрятали оружие, и мы можем сменять эту карту на револьвер, а Юрка с дружками, сколько надо оружия столько и накопают…

 

«Романенковцы» два дня копают за гаражами на глубину три метра (обмен между нами состоялся)… вскрывается обман, мы перестаём ходить в школу, учителя сообщают родителям, пришлось признаться. На следующий день дядя Ваня улаживает наши дела с Юрой Романенко.

 

 - Дядь Вань, они нас обманули! – злится Юрка.

 - Юра, смотри на белогвардейский план, кстати, когда закончилась Гражданская война?

 - В 1922 году!

- А гаражи, от которых указаны на карте размеры, построены всего семь лет назад! Понимаешь? Не малявки виноваты, вы сами себя наказали, в восьмом классе учитесь, думать уже пора, девчонкам свидания назначать, а не оружие искать!..

 

После разговора с дядей Ваней, Юрка перестал нас обижать и даже подружился с нами…

 

Много лет как мы окончили школу, когда встречаемся вместе, всегда смеёмся, вспоминая эту историю.

Атвиновский Александр

г. Оренбург
Письма из Омска.jpg

Письма из Омска

«Дорогая Настенька, не беспокойтесь обо мне!

Наш литерный состав прибыл в город Омск пополудни, 10 числа сего месяца.

Было очень холодно и шёл снег, и было много грязи.

Поселили нас на улице Береговой, в особняке купца Батюшкова.

Дом добротный, с фруктовым садом и фонтаном.

Кормят офицерский состав отлично: рыбу дают и дичь.

И того, и другого в здешних местах хватает!

Господа офицеры говорят, что скоро гражданской войне – конец, а это значит – мы скоро будем вместе!

Пока добирались до Омска, поглядел на Сибирь – эка мощь! Тайга да болота, а Иртыш – велик.

 

Пока наш состав отстукивал вёрсты, я размышлял о нашей с тобой судьбе, о судьбе России. Что-то с нами будет?

Вокруг творится что-то невообразимое!

Я видел эшелоны, битком набитые людьми… Нет, не людьми – полутрупами, изъеденными тифом, вшами, и голодом.

Прости, родная! Прости, Господи!

За что воюем мы, русские, по разные стороны баррикад?

 

Голубушка! Помнишь ли наши прогулки по набережной Невы?

Как славно было.

Вернусь – обвенчаемся всенепременно!

Целую Ваши руки.

Штабс-капитан Владимир Макеев».

 

«Гляжу на Вашу фотографию – не нарадуюсь!

Адмирал Колчак сегодня спросил:

- Как зовут сию прелестницу?

Отвечаю:

- Анастасия Давыдова.

- Хороша, - отвечает адмирал.

 

Я сегодня по периметру обошёл весь сад.

До чего скорбное зрелище! Чёрные тени дерев – на белом снегу.

Кабы прогуляться по этому саду солнечным сентябрьским днём, да сорвать с ветки яблочко…

Вы, Настенька, как яблочко наливное, ей-богу!

 

А в доме купца – знатно. Три парадных залы, потолки – с деревянной резьбой, позолотой украшены.

Пол выложен дубовым паркетом и плиткой в голубых тонах.

Вот бы, Настенька, станцевать тут с Вами мазурку али вальс!

 

Что касаемо настроения, оно у всех разное.

Утром был капитан С., делился новостями с фронта.

Нерадостны эти новости, ангел мой! Армия разваливается, части деморализованы, голодают.

Говорит, начался групповой переход к красным.

Я слышал, как С. на прощание сказал: «Правительства нет».

 

Голубчик мой, не буду более о войне – не стоит она того…

Любовь моя далёкая, суженая, храни тебя Бог».

 

Послесловие:

Анастасия Давыдова, будучи гимназисткой, в 1914 году пошла на фронт сестрой милосердия, где и повстречала Владимира Макеева.

Отступая с Белой Гвардией, Владимир оказался в Омске, среди близкого окружения Колчака.

Затем след его затерялся.

Последнее письмо так и не было доставлено адресату.

Доподлинно известно одно:  дом купца Батюшкова в городе Омске по-прежнему хранит не одну страшную историю.

Колмогорова Наталья

станция Клявлино (Самарская область)
Памятник Сантехнику Степанычу в Омске

Степаныч

Степаныч   я...  Сантехник.   Да вы, наверное, уже догадались...  Кто ещё может из  колодца   канализационного  выглядывать?   Только наш брат - сантехник! 

 

Я что хотел  сказать - то...  Ученика моего не видели?  Ну, в спецовке, такой же, как у  меня.   Серёга - ученик мой, шустрый такой...  А уж смышлёный - слов нет! С полуслова всё  схватывает.  Да и не  нужны  слова - то   подчас.   Только  протяну  руку - и  вот  он  уже,  нужный  ключ, тут,  как  тут!  Если бы не  он,  провозились  бы  с  этим  засором  до самого  вечера.   А так  в  полчаса  управились. Правда, «нырять»  приходилось  мне,  чуть ли  не  по  шею.  И не раз...  Но вовремя поданный инструмент, сокращал  чуть  ли  не  до  секунд эти  неприятные  процедуры.

 

Перекурить  по окончании  работы - дело  святое.  Хотелось как - то отблагодарить    пацана,  и  я  не  придумал  ничего  лучшего,  как  вспомнить  слова Владимира  Ильича  Ленина,  вождя  нашего,  слегка  перефразируя  его: "Учись,  Серёга!  Учись!  А то  будешь всю  жизнь  ключи  мне  подавать!" Без задней мысли сказал.  Вроде, как поддержать  его. Правда, посмотрел он на меня  как-то странно...  Так ведь и  вид  у  меня  какой  был?!  В канализации   работал, не пыль с пряников на кондитерской фабрике стряхивал.

 

Покурили, начал я инструмент, что остался, прибирать, отвлекся  ненадолго,  а  после  того,  глядь... а  Серёги - то  нет! Вот и жду его, гадаю, куда же он мог запропаститься?

 

Любуюсь раскинувшимся предо мной родным городом Омском...  Сколько лет живу, а всё не могу привыкнуть к его вольной, широкой и такой чистой красоте. Где еще так причудливо переплетаются старина   и современность, шелест листьев и плеск волн рек Оми и Иртыша, щебет птиц и детская звонкоголосость?

 

И рад я, что в этой чистоте и красоте города есть частичка нашего с Серёгой  труда.  Не зря же, почти в самом центре города, установили памятник, нам,  Сантехникам!

 

Вот и Серёга подошёл.  Нашёлся - таки!  Воды принёс, салфетки влажные...  А пока  я себя  в  порядок  приводил,  выдал: «Буду я, Степаныч,  учиться...  Чтобы не мы с  тобой по  канализациям  лазали,  засоры  устраняли,  и  проверяли  все,  а  компьютеры за  нас  трудились... И  роботы – дроны…  А  мы  с  тобой, Степаныч, в белых халатах, только  контролировали  бы  их...»  

 

Ну что тут скажешь? Чувствуется сибирский характер! Настоящий омич!   А я - то, грешным делом,  подумал,  что он обиделся  на  меня  за  те  слова...

Бейко Виктор

г. Ратингер, Федеративная Республика Германия
Омск. Сквер у фонтана

Фонтан

Я сидел у фонтана и смотрел на катающихся вокруг него на машинках детей. Удивительное дело: когда я был маленький, то быстрее и дольше всех катался тот, кто лучше крутил педали. Мы с ребятами устраивали гонки вокруг фонтана и побеждал всегда тот, кто был сильнее и выносливее. Сейчас дети тоже с довольными лицами садились за руль, нажимали на кнопку и пускали свои разноцветные автомобили наперегонки. Только побеждал всегда тот, чей папа заплатил за более мощную машинку.

 

Я только что написал заявление на увольнение, оставил его у секретаря и пошел гулять по любимому городу. В мой отдел пристраивали сынка одного из учредителей, который не умел и десятой части того, что могли другие специалисты, приходившие ко мне на собеседование. Неужели теперь все решают деньги, связи, знакомства? Я не умел играть по этим правилам.

 

Когда я маленьким мальчиком проигрывал заезд, то точно знал, что нужно делать дальше. Нужно было больше тренироваться крутить эти скрипучие педали и учиться лучше направлять машинку к своей цели заедавшим рулем. Это был трудный, но понятный путь к победе.

 

А что было делать теперь вот тому пацану, что ревет от обиды на соседней лавочке и просит маму прокатиться на черном джипе, от которого он отстал почти на полкруга? Я не знал. Не знала и молоденькая мама, заглянувшая в кошелек и увидевшая там последние две сотни, оставшиеся до следующей зарплаты.

 

Какие же решения будут принимать эти дети, когда подрастут? Дети, которые не умели конкурировать друг с другом, которых лишили права учиться побеждать, самим достигать новых высот и делать выводы из поражений.

 

Смартфон в моем кармане ожил и раздался недовольный голос Шефа. Мы обменялись парой коротких фраз, я поднялся со скамейки, бросил прощальный взгляд на знакомую с детства площадь с машинками у фонтана и улыбнулся. Я возвращался на работу.

 

Мой Шеф был из тех, кто в детстве тоже крутил педали!

03.08.2015

Зикунова Валерия

г. Омск