8a74ef691205d759 Группа 2. Стр. 12 | Твой город - конкурс

© 2018-2019 Твой город. Твоя история                                                                                                                                                                       omskind@yandex.ru

Омск. Любинский проспект

Как Илья Кузьмич Кларе Капитоновне

на возмутительные безобразия сетовал

В знаменитой на весь город Аптеке господина Шевелина, занимавшей половину первого этажа дома по Чернавинскому проспекту, сегодня было неспокойно.

 

– Что же творят, матушка Клара Капитоновна! Ах! Что творят!

 

Старший фармацевт Илья Кузьмич, уперев руки в подоконник и наклонившись к самому стеклу, нервно крутил головой, привставая на цыпочки. За окном, за пыльным проездом Чернавинской улицы, во всю ширину доступного обзора рубили могучие тополя Любиной рощи.

 

– Что де-ла-ют! – на вдохе сипел аптекарь, задирая бровки. – А? Это ж догадаться только! Рощу рубить! Полста ведь лет каждому дереву! Клара Капитоновна! Это как же, голубушка? Ведь деды мои эти тополя сажали! Я! Я ведь сам мальчонкой был - здесь на лошадке по дорожкам катался. Что ж управы на них нет? Продали! Все продали этим коммэрсантам!

 

– Да что вы, право, Илья Кузьмич, разошлись то? – полные, с мягкими ямочками руки провизорши Клары Капитоновны порхали над пилюльной машиной, ловко нарезая белые колбаски лекарственной смеси на аккуратные таблеточки. – Нешто вас услышит кто? Сколь уж возмущались, сколь прошений писали! Эти дельцы - они такие. Народ говорит, просто неприличную сумму посулили городскому голове, тот и отдал Любину рощу под застройку.

 

Скрипнул стул, прошуршали мягкие шаги, забулькала вода, и Клара Капитоновна стала шепотом отсчитывать капли валерьянки.

 

– Ну-ка, Илья Кузьмич, выпейте! Выпейте-выпейте, иначе опять сердце прихватит! – провизорша, преодолев слабое сопротивление, влила лекарство в аптекаря и усадила его на кушетку. – Жаль, конечно, рощу, так там хорошо прогуливаться было. Но, толкуют в городе, торговые дома здесь построят красоты необыкновенной! И будет у нас, Илья Кузьмич, как в Москве с Петербургом!

 

Илья Кузьмич устало махнул рукой, закрыл глаза и стал тихонько растирать сердце.

 

Клара Капитоновна вернулась к своему месту у окна с видом на новенький универмаг Шаниной, проводила глазами даму, выбравшуюся из пролетки и зашедшую в двери магазина, одернула длинный белый фартук, заправила под шапочку выбившуюся прядь и снова взялась за свои пилюли.

 

Стук топоров стоял до вечера.

 

И потом долго-долго, как никогда раньше, в окнах аптеки отражались ласковые лучи заката.

Рудная Ольга

г. Омск
Похождение больной тени.jpg

Похождение больной тени

Гадина!

Да… пошли скорее…

Что ты говоришь?!

Уходим!

Нет, не смей!...

Хозяйка, ты знаешь дорогу?

Мне плохо, мне болит…

 

Однажды всё это ей надоело, и она ушла, бросив тень посреди Красного переулка.

 

Тень растерянно озиралась - а потом отправилась в путь. И растворилась в тени дома у реки.

 

Время шло. 

 

В одну из ночей девушка вышла на улицу, едва переставляя ноги. Оглядывая гноящийся тротуар. Там были окурки, трещины, но тени не было. В скопище чужих теней она искала свою напрасно.

 

Фонари смотрели свысока, потирали антрацитовые рёбра и ухмылялись. Они помнили другую,  за которой, всё время что-то бормоча, следовала  гибкая неугомонная  тень.

 

И девушка пришла к дому у реки, в который однажды зимней ночью входили две сплетённые тени.

 

Она позвала тень, и та вылезла ей навстречу, отрываясь от тени дома.

 

- Хозяйка! – устало улыбнулась тень. - Как жизнь? На солнце? Оно видит без меня?..хозяйка…

 

- Ты всё ещё ждешь его?

 

Тень склонила голову набок, и, помолчав, ответила: 

 

- Мы ждём.

 

Когда хозяйка позвала, тень оглянулась.

 

- Я не хочу идти с тобой, - пробормотала она. – Ты думаешь, что я желаю тебе зла. Я звала тебя сюда, и ты меня не любила… ты ведь всё помнишь...

 

как смотрела на окна, как окоченели её руки и как на небе, заколоченном тучами, горели звёзды…

 

- Идём со мной.

 

Тень опять посмотрела на дом.

 

- Почему мы не беспамятные? – вздохнула она.

 

И упала - снова стала её тенью, только более молчаливой, и теперь  прихрамывала.

 

Иногда, когда тень серела на солнце и подёргивала её за край пальто, хозяйка ждала наступления темноты, чтобы пройти мимо того дома, и тень успокаивалась.

 

Они шли дальше, слушали друг друга, прощали; их нельзя было разделять.

Игнатович Екатерина

г. Минск, Республика Беларусь
Омск. Беловодье

Малая моя Родина

В Омске я родился, в Омске я живу

И мой славный город я воспеть хочу!

Здесь кругом фонтаны, парки и сады!

Омск, родной мой город, процветай же ты!

 

Я живу в замечательном городе – Омске. Я считаю, что Омск – один из лучших городов России. Омск стоит на двух реках – Иртыше и Омке, поэтому он разделен на две части: левый и правый берег. Омск – один из крупнейших городов России. Мой город находится в Сибири, в Омской области. У Омска есть свой герб и флаг.

 

Мой город с историей. Ему уже свыше 300 лет! В нем очень много фонтанов, мостов, исторических памятников и, вообще, интересных мест. Например, Омская крепость, - это очень важный для моего города памятник истории. Из исторической справки о городе я узнал, что именно с этой крепости и началось основание Омска. А когда город был построен, то крепость защищала Омск от кочевников.

 

Я люблю свой город и очень рад, когда в Омске проводятся разные праздники! Так, я очень люблю праздник – День города! Это один из главных праздников нашего города, который традиционно проводится в начале августа. На День города Омск очень преображается! Город украшают, в парках проводят концерты, устраивают красивую выставку под названием «Флора», где умельцы из живых цветов делают разные экспозиции. А еще проводят марафон, на который съезжаются участники из других городов и даже из других стран!

 

А вот на Новый год на Левобережье строят ледовый городок для детей – «Беловодье». В 2014 году он попал в Книгу рекордов России по количеству ледяных скульптур – в нем построена 171 скульптура! Там можно кататься на коньках, гулять и отдыхать всей семьей!

 

Но больше всего я люблю, когда в нашем городе празднуют День Победы – 9 мая! Почти каждый год я с семьей в этот знаменательный день еду на Соборную площать ,чтобы посмотреть военный парад и отдать дань уважения ветеранам войны и Бессмертному полку!

 

Я родился в Омске, и этот город всегда будет моим домом. Здесь у меня много друзей и родных. Я – омич, Омск – моя малая Родина, мой город!

Федоров Глеб

г. Омск
Роса.jpg

Роса

- Тебе хорошо, ты вон какая мудрая, светлая и жемчужная, ты всё видишь и слышишь, хотя живёшь очень низко, а я порхаю под облаками и ничего не понимаю, - громко и высоко воскликнула бархатисто-жёлтая, нарядно-рюшевая бабочка росе, что приземлилась в чистое и раннее утро. 


- А ты пригнись пониже, да залезь под траву, да послушай, как в ней небо, звёзды, солнце и луна будут говорить, - душевно произнесла, лёжа в поваленной ночным ветром густой траве, осенняя Роса.

Подорова Людмила

г. Ухта (Республика Коми)
В Омск.jpg

В Омск

В полоску окна под шторой лезут леса, поля и болота, на одном таком замерла серая цапля. Впервые встречаю дикую птицу на воле. Поезд тормозит на станции, а я вижу человека: черноволосый, в водолазке и резиновых сапогах, несёт ведёрко с грибами. Впереди бежит овчарка с языком наперевес. У неё нет передней лапы и, видимо, давно – она уверенно держится на трёх.

 

До скрипа тормозов и полной остановки я не выпускал их из вида и обогнал посыпавших на улицу курильщиков. Спустился с насыпи, овчарка пробежала мимо, шмыгнув носом, мужчина остановился.

 

– Здравствуйте! А мы где сейчас?

 

Местный улыбнулся.

 

– Фомиха, до Омска недалече.

 

– Хорошо здесь, – я кивнул на берёзовую рощу, густую и чистую, аж в глазах рябит. – Поезда часто ходят?

 

– Бывают.

 

– А вообще как? – хочется завязать разговор, я уверен, что здесь не может быть простых людей, таких, как в городе.

 

– Грибов много, рыбы много, продавать некому. Рядышком пастбища будут, ой-ё! Деревня моя тут...

 

Вернулась собака, лишь нюхнула воздух, на меня даже не посмотрела.

 

– Что с ней?

 

– Найда. Щенком в стрелке застряла, пришлось так её, – мужчина замолчал, глядя, как овчарка возит носом по земле. Собака почуяла взгляд, обернулась, дёрнула ухом.

 

– Умная, – похвалил хозяин. – Зверей у меня гоняет, ой-ё!

 

– Волков? – выдохнул я.

 

– Да ну. Зайцев с огорода, лисицу.

 

А на вид здесь не только волки, но и медведи. Теперь я обратил внимание на листву: за окном деревья сливались в красно-жёлтую осень, а вблизи каждый лист отличный от соседа. Мне нравится тут, я глянул на часы: ещё полчаса стоянки. Небо держится на верхушках деревьев, облака плывут в чащу. За ней, я уверен, лежат поля, их не окинуть взглядом, не объять. Для этого сюда и ехал, отключив телефон, прочь и прочь. Я даже глаза прикрыл в блаженстве.

Рычит... это не собака, мотор. Я взбежал на холм: у самого леса иномарка набрала ход и умчалась по наезженной дороге к чёрным избам. На тех белеют спутниковые тарелки.

 

Я задохнулся, спотыкаясь, вернулся обратно.

 

– Машина...

 

– У нас их много, ой-ё...

 

– И телевизор показывает?

 

– Чай, не совсем глухомань, – местный задрал подбородок.

 

Предательство. Пускай трактор и радио, а иномарка и телевизоры... Куда бежать? Лес разом побледнел, ветер перестал ласкать слух и начал трепать волосы, заслезились глаза. И овчарка... нет, овчарка та же, так же плевать хотела на меня и всё поглядывает на хозяина, когда уже домой.

 

Пропало очарование. Я снова вскинул руку с часами, прошло четыре минуты.

 

– Побегу, поезд уходит.

 

Мужчина кивнул легонько, не убирая с лица улыбки.

Кузнецов Андрей

г. Балашиха (Московская область)