8a74ef691205d759 Группа 2. Стр. 11 | Твой город - конкурс

© 2018-2019 Твой город. Твоя история                                                                                                                                                                       omskind@yandex.ru

Символы Омска. Любочка

Необыкновенный случай

Пришлось мне как-то ехать к своему дядьке в Омск.  В данной области нашей страны я никогда не бывал, поэтому мало что знал об этом городе, кроме самого его названия – Омск. Ехал поездом, где и приключился со мной необыкновенный случай. Встретил я там одну юную девушку, которая сразу же привлекла мое внимание. Чем-то она отличалась от всех остальных. Правда сразу понять, чем именно, я не смог. На вид ей было лет двадцать три, довольна симпатичная и стройная. Одета была не по моде, не вычурно, гардероб отличался от других дам. Она сидела у окна и читала потрепанную книжку, держа спину прямо, будто на ней был одет невидимый корсет. Такой я увидел ее в первый раз.

 

Во второй раз я увидел её в вагон-ресторане. Не оборачиваясь по сторонам, она своей плавной походкой прошла к своему столику. Действия её были грациозными и в тоже время безжизненными, как будто лишенными всякого смысла. «Добрый вечер» - обратился я к ней. Она посмотрела на меня томными глазами, глубоко вздохнула, и пролепетала свое «Доброе». С её позволения я подсел к ней, и между нами завязалась беседа. Она кое-что рассказала об Омске и о её любимых местах в этом городе, одним из которых является центральная улица. «Люблю прогуливаться по ней в теплые деньки, сесть на лавочку и греться в лучах золотистого солнца» - говорила она. Утверждала, что замужем за каким-то генерал-губернатором, но любит другого.  А замуж вышла из-за батюшки с матушкой, которые нашли ей более выгодную партию.  Все это мне показалось странным, кто ж в наше время выходит замуж не по любви. Но ничего не ответил на этот счет, мало ли какие причуды у людей бывают. Говорили мы много, говорили о разном, попивая вино. Ближе к ночи, мой разум был уже одурманен. Помню лишь отдельные темы нашего диалога. Почему-то говорили про Наполеона, про Западную Сибирь былого времени, и она не раз упоминала мужа своего. Связи понять я не мог, может уже был слишком пьян. Говоря о годах, прошедших, о войнах и болезнях, что были когда-то она сказала: «Жизнь человека слишком коротка.  Но вне зависимости от количество прожитых лет, ты всегда можешь оставить свой след в истории, и тогда тебя будут помнить вечно», - это были последние ее слова, что я запомнил четко и ясно.  Больше я ее не видел.

 

Только лишь раз, прогуливавшись по центральной улице Омска, встретил её вновь. Она сидела на лавочке и грелась в лучах теплого солнца с той же книжкой в руке.  Я подсел к ней, но она была безмолвна, лишь смотрела куда-то вдаль. Эта была наша последняя встреча.

Ефимова Любовь

г. Петрозаводск
Леденцы.png

Леденцы

Аби – по-татарски «бабушка». Но это для меня. Когда-то она была только айны – мама. Для моей мамы. Когда маме было всего шесть лет. У нее было пять братьев и сестер. Конечно, она была младшей. Но так недолго, что не успела понять, что это значит. Да и не могло это ничего значить в 1949 году. Как аби вырастила шестерых? Уму непостижимо. Работала день и ночь. Дети тоже работали. С десяти лет.

 

Но не в то лето. В то лето маме было только шесть. Аби отправила ее в летний лагерь. Он стоял так далеко от всех проезжих дорог, что до него не ходил автобус. Можно было только приехать на машине. За Чернолучьем, много километров вдоль Иртыша.

 

Каждое воскресенье лагерь наполнялся радостным ожиданием, сбывшимся ожиданием, счастливыми проводами. Ко всем приезжали мамы и папы. И привозили вкусное. Только мама все ждала, ждала. Она знала, что у нее маленький братик и что аби ждет еще одного. Но как в это вникнуть ребенку, особенно, когда есть так хочется?

 

Мама не брезговала доедать огрызки, которые ей отдавали ребята. Редко-редко ее угощали чем-нибудь еще. Но дети умны: зачем угощать, когда надеяться на ответный жест нечего?

 

И вот однажды, когда день уже близился к концу, а все родители собрались уезжать, мама вдруг увидела аби. Она стояла, опираясь на ограду, не в силах двинуться дальше. Улыбка была на ее измученном лице.

 

Она пришла пешком.

 

Через все леса.

 

В руках у нее ничего не было.

 

Мама бросилась к ней и обняла. На них смотрели другие дети и их родители.

 

И вдруг аби взяла мамину ладошку. Раскрыла ее. И пересыпала из своей руки маленькие, самые дешевые леденцы. Желтенькие солнышки. Леденцы она принесла без кулька, без пакета. Прямо в руке. Они были теплые и немного слипшиеся, потому что были согреты теплом ее ладони.

Когда она ушла, мама со всеми поделилась своими леденцами. Со всеми, кто хотел их взять.

Трубникова Татьяна

г. Подольск (Московская область)
25 лет.JPG

25 лет

25 лет – это много или мало!? В 1991 году произошло мое знакомство с замечательным, уникальным человеком Ольшанской Людмилой Павловной. Я пришла в клуб «Ромашка» мкр.Крутая Горка, где она работала педагогом – организатором, маленькой девчушкой 10 лет и завертелось: конкурсы, поездки, походы, митинги у памятника участникам ВОВ в д.Н-Ильинка, открытие школьного музея в 1995 году, проведение праздников и экскурсий по музейным экспозициям.

 

Мы принимали участие в благотворительных акциях «Ветеран живет рядом», «Память», «Забота», «Неделя добра»: делали подарки ветеранам, собирали вещи для малоимущих, проводили благотворительные концерты, оказывали посильную помощь пожилым людям, инвалидам. Под ее чутким руководством выросло не одно поколение ребят с  активной гражданской позицией.

 

Она имеет президентскую награду Российского организационного комитета "Победа"- памятная медаль «70 лет Победы в ВОВ 1941-1945 г.г. Имеет свидетельство о занесении на окружную доску почета. Являлась победителем смотра-конкурса «Мы патриоты России», лауреатом конкурса «Мой подарок музею», конкурса знатоков родного края «Музей и город»,  городских игр «Я – патриот», «Омская крепость», «Мой край – мое Отечество».

 

Представляла опыт на  городской конференции: «Опыт и перспективы патриотического воспитания подростков и молодежи», «Музей как форма патриотического воспитания молодежи», выступление на втором Всероссийском слете учителей Сочи-2011, на всероссийской конференции «Моя Земля – мой дом».  Имеет публикации: статья «Павшим посвящается», «Победный май», «Омская правда в моей судьбе», «Не оборвется цепочка».

 

Подготовила к изданию   книги «Победный май», «Здесь Родины моей начало» из опыта краеведческого объединения. Входила в состав рабочей группы по подготовке к изданию книги об истории Октябрьского округа: «Устремленные в будущее»: посвящается 65 - летию Октябрьского административного округа г.Омска, принимала участие в подготовке к изданию информационного буклета «Октябрьский округ. История. Реальность. Перспективы».

 

Я горжусь, что Ольшанская Людмила Павловна была, есть и всегда будет в моей душе, сердце, памяти.  Я смело могу назвать ее своей «второй мамой», настоящим другом, умным, добрым и мудрым Педагогом с большим опытом работы. И я благодарна ей за огромный жизненный опыт, которым я могу поделиться.

 

25 лет – это много или мало!? Мало для  становления личности специалиста и много, чтоб наставник стал для тебя не только учителем, но и кем-то большим.

Ковалева Надежда

микрорайон Крутая Горка (г. Омск)
Успенский собор в Омске

Одномоментное касание Омска

В мировой исторической науке существует любопытный метод исследования: историк закрывает глаза и на мгновение отправляется в воображаемый отрезок прошлого – например, в древний римский город. Метод одномоментного касания. Путешественник-ученый успевает рассмотреть ровно миг – и после записывает увиденное: детали, атмосферу, людей, их взгляды, жесты, походку и прочее обрамление.Только миг – и целый рассказ о нем. Один сюжет – и тысячи линий.

 

С Омском у меня тоже случилось одномоментное касание: в 7 лет, когда моя семья (вместе со мной) отправилась к друзьям на новогодние каникулы. И в этом тексте я попытаюсь (быть может, тщетно) прикоснуться к этому воспоминанию. Одномоментное касание Омска.

 

Заснеженная аллея. Фонари, похожие на сверчков. Хорошо это чувство света описано у одного чудесного поэта «Я выискиваю одно окно с зелёным абажуром. И греюсь его теплом». Я тогда тоже грелась теплом фонарей. Улыбалась этим кованым хранителям хрупкого зимнего счастья. Шла за руку с папой к Успенскому собору. Всё спрашивала: «А куда этот собор хочет успеть?» Папа поправлял смешную меховую кепку и посмеивался: «Это не он хочет успеть, это мы хотим». «А куда?», – не унималось мое любопытство. Навсегда в память, как узкий браслет в кожу, врезался задумчивый ответ: «К Богу».

 

Тогда я ещё не знала всех сложных Священных писаний, церковных текстов, Бог представлялся мне каким-то парящим в воздухе существом, бесконечно мудрым и спокойным.

Так был спокоен Иисус на Тайной вечере. Он все знал. И с легкой печалью слушал слова приближенных – отрывки уже известных ему диалогов.

 

Я видела Бога во всем. Видела Его шершавые ладони в тротуарных плитах. Видела блеск Его глаз в вечерних куполах. Слышала Его голос в негромкой беседе встречных старушек.

 

Папа отпустил мою руку, снял свою смешную меховую кепку, перекрестился – и мы вошли в Собор. И там я остро почувствовала один момент – одно касание: за изящным разрезом окна летели снежинки. Серые мазки неба, белые снежинки, запах ладана, напоминающий ландыши. Донеслась до ушей музыка. Снежинки, небо, мелодия, ладан – всё смешалось в мир. Церковный хор пел. Мы с папой слушали – первый раз в жизни молча слушали вместе.

 

В этом далеком и кратком эпизоде случилось одномоментное касание. Я коснулась Омска. Омск коснулся меня. Одно полыхание детства – и много искр на всю жизнь. Сколько таких гостей сейчас касаются Омска, и скольких уже навсегда, пусть и единожды, касается он. И с легкой, всеведущей печалью, отпускает.

Белокопытова Анна

г. Александров (Владимирская область)
Мой город. Моя история.jpg

Мой город. Моя история

Если бы Шерлок Холмс жил в наши дни в Омске, то его бы обязательно заинтересовало одно дело…

 

Существует легенда, что в нашем городе велось тайное строительство подземного тоннеля. Якобы он начинался в подвальном этаже Генерал - губернаторского дворца, пролегая под Омью, и выходил на ее правый берег к построенному и ничем не примечательному зданию.

 

Для расследования и поиска истины этого дела, пришлось приложить немало усилий. Многие книжные источники, в том числе и проверенные сайты в интернете, не могут дать однозначного ответа.

 

Но все же есть люди неравнодушные ко всему загадочному и неизведанному.

 

Для начала стоит сказать о том, что же является подземным ходом: это скрытое сооружение для тайного перемещения людей и ценностей.

 

Одним из таких является ход, построенный в 1935 году, который ведет из внутренней тюрьмы НКВД в основное здание. В 1937 году  этот ход использовали для вывода политзаключенных на расстрел. Тоннель был протяженностью около 20 метров. Вход вел в подвал, в одной из комнат избавлялись от людей, а тела вывозили ночью. Поэтому создавалось ощущение, что люди исчезали при загадочных обстоятельствах…

 

Что касается тоннеля от Генерал – губернаторского дворца, то о нем по сей день ничего неизвестно. Загадка так и остается неизведанной…

Голдобова Кристина

г. Омск