8a74ef691205d759 Группа 1. Стр. 16 | Твой город - конкурс

© 2018-2019 Твой город. Твоя история                                                                                                                                                                       omskind@yandex.ru

Омск. Советский парк

Испытание Омском

«Терпеть не могу зиму!» - пронеслось в голове в тот момент, когда я неожиданно приземлилась на хорошо утрамбованную заледенелую тропинку. С самого начала все пошло не так, как надо. Всю дорогу в поезде я пыталась уснуть, но тщетно. Как это обычно бывает, для некоторых нет ничего лучше, кроме как выпить и долго рассуждать о смысле жизни в вагоне плацкарта. Несколько раз мне пришлось напомнить себе о терпимости. К счастью, я смогла промолчать. В номере гостиницы я оказалась около пяти утра, в десять у меня презентация.

 

Выставив нужное время на часах, которые мне любезно подсказали, что на сон у меня времени практически нет, я рухнула на кровать. Не буду рассказывать, как получилось, что я проспала, как опаздывая бежала на важнейшую встречу в моей карьере и как феерично завалила презентацию (забыв слова в самый неподходящий момент и пытаясь выкрутиться этими ужасными «А… эм… ну, собственно… таким образом…»). Все, чего мне хотелось больше всего на свете – оказаться дома как можно скорее. К сожалению, до поезда еще оставалось несколько часов и я побрела осматривать совсем не интересовавшие меня достопримечательности.

 

Советский парк приветствовал надписью «Добро пожаловать!» , а я все еще сидела, будучи  не в силах подняться после падения. «Когда уже закончится этот проклятый январь» - подтягивая под себя ноги, думала я. Уже набрав в легкие воздух и приготовившись использовать остатки сил на то, чтобы подняться, я старалась не заплакать.

 

- Чего расселась, замерзнешь же! – сказал кто-то, поднимая и ставя меня на ноги, словно маленького ребенка.

 

Повернувшись я увидела мужчину, который обеспокоенно оглядывал меня.

- Цела?

- Да, спасибо, все в порядке.

- Точно?

- Угу. – ответила я, опуская голову и понимая, что я так сильно ото всего устала, что готова расплакаться прямо в эту минуту.

Мужчина не уходил. Я сделала пару глубоких вдохов и подняла голову. Он все еще смотрел на меня.

- Я сегодня не выспалась. И устала. И вообще не выношу холод.

На лице незнакомца появилась улыбка. Она не была злобной или высокомерной. Это была просто улыбка, теплая, как июньское солнце. И тут мне показалось, что я знаю ее уже очень давно, и она не раз спасала меня от подступающего к горлу нервного срыва.

– Прогуляемся? – незнакомец повернулся ко мне боком и выставил локоть, приглашая взять его под руку.

Заскочив в вагон в последний момент, раскрасневшаяся от бега, я смотрела на запыхавшегося человека на перроне и благодарила этот город за все, через что мне пришлось пройти.

Хитяева Людмила

г. Тверь
Очаг в 30-е годы

Золото "Очага"

До сих пор профессиональные историки и энтузиасты-дилетанты ищут легендарное золото Колчака. Сколько бы ни было опубликовано исследований и предъявлено доказательств – продолжают упорно идти по призрачному следу золотого эшелона. Однако триумф мародёров и всё ещё длящаяся золотая лихорадка заслонили настоящее спасение омских сокровищ.

 

Это история человеческих судеб и тихого жизненного подвига благородных людей, цвета русской цивилизации.

 

30 сентября 1919 года в Омске был создан пансион «Очаг для одиноких беженок-подростков». Его основательница – баронесса София Эмильевна Дитерихс, выпускница Смольного и Педагогического институтов, супруга генерала Михаила Константиновича Дитерихса.

 

История пансиона генеральши Дитерихс долгое время оставалась неизвестной омичам, пока в 1990-е годы ею не заинтересовалась педагог и литератор, русская харбинка Людмила Константиновна Дземешкевич. Она собрала удивительные свидетельства об «Очаге» от воспитанниц приюта, в то время живших в разных уголках мира: от Австралии до Америки. Потрясающее чувство безграничной любви и благодарности к генеральше и её мужу, последнему правителю Белой России, которое сквозило в воспоминаниях очаговок, не могло быть поддельным. Эти люди стали семьёй для более ста русских девочек, оторванных судьбой от родины: около 40 детей были спасены из Омска, ещё десятки были взяты в приют в Харбине и Шанхае. Все они получили прекрасное воспитание и образование, большинство были выданы замуж и получили приданое из средств Дитерихсов и пожертвований русской диаспоры в Китае.

 

Очаговки рассказывали о необыкновенной красоте Софии Эмильевны. Однако с фотографий на нас смотрит вовсе не красавица. Просто эта неординарная женщина заменила девочкам мать, а для любого ребёнка самая красивая на земле – его мама.

 

С «Очагом» связана также скрытая на столетие история наиболее почитаемой сибирской иконы – чудотворного образа Абалакской божьей матери. Список с неё сопровождал семью последнего российского императора вплоть до трагической гибели. Сама чудотворная икона была вывезена в Омск из Тобольска в 1919 году епископом Мефодием и адмиралом Колчаком. С «Очагом» Абалакский образ, которым епископ Сильвестр благословил генеральшин приют, оказался сначала в Китае, а затем – в Австралии. Икону на родине считают навсегда утраченной, но она стараниями очаговок сохранилась, находится в храме Покрова Божией Матери в пригороде Сиднея – Кабраммате – и остаётся одной из главных святынь русского зарубежья.

Завьялова Елена

г. Омск
Омский сувенир

Олины чудеса

Знаете ли вы, что такое беспричинный, навязчивый детский страх? Наша Оленька боялась всего: темноты, снов, открытых окон. Никакие уговоры, объяснения не могли убедить девочку, что бояться нечего. Только рядом с мамой она чувствовала себя спокойно. 

Однажды, их пригласили в далекий город Омск. Там родилась мама Оли, и, по ее рассказам, в детстве ее навещала настоящая фея. Ехать на поезде было очень страшно, но желание встретить добрую фею победило. И вот Оля уже в объятиях своей омской тети.

- Это же дворец! – удивилась девочка, когда они оказались в высоком, круглом зале вокзала.

 

Взрослые что-то обсуждали, и Оля стала смотреть вверх, где на втором ярусе у перилл стояли люди. Еще выше, на третьем ярусе была только одна прекрасная дама, она приветливо улыбалась и махала Оле рукой.

 

- Мама, мама! Смотри – фея!

 

Взрослые  подняли головы, но никого не увидели.

 

- Поехали домой – сказала тетя.

 

По дороге мама Оли радовалась чуть не каждому дому. А девочка загрустила. Только когда они решили пройтись пешком, Оля побежала к скульптуре молодой женщины с криком:

 

- Смотрите, это же фея!

 

- Это наша Любочка – ответила тетя и рассказала трогательную историю о Любе Гасфорд – Фея или не фея, но если посидеть рядом и загадать желание, то говорят, оно сбывается.

 

Едва дослушав, Оля присела на скамеечку и что-то прошептала Любочке. Ей даже показалось, что Люба улыбнулась.

 

Вечером Оля при первой же возможности отправилась спать. Даже не позвала маму, забыв о страхах. Зарывшись в одеяло, Оля стала ждать прихода феи Любы. Ведь именно это желание загадала она днем и поделилась своей тайной только с мамой. Ждала-ждала, а когда что-то зашуршало, чуть не закричала от страха.

 

- Не бойся – это я!

 

В комнате появилась прекрасная Фея! Она погладила Олю по головке и сказала, что знает о ее страхах и готова помочь.

 

- Только, если ты мне веришь.

 

- Конечно, верю – воскликнула девочка.

 

Они долго беседовали. Фея рассказывала о полезных страхах и учила Олю отличать их от вредных. Оказывается, есть волшебные слова, которые помогут перестать бояться всего на свете. Надо только вовремя их произнести и страх сам испугается и исчезнет.

 

- Ты придешь еще? – спросила Оля

 

- Нет, ведь ты завтра уезжаешь. Но я оставлю тебе подарок. 

 

Утром Оля чуть не заплакала - неужели ей все приснилось! Но рассмеялась - рядам с книгами стояла кружка, со стенок которой улыбалась Люба.

 

В следующую ночь Оля крепко спала в поезде. Ей снился прекрасный город Омск. А рядом на столике стояла маленькая волшебная кружечка.   

Овчинникова Елена

село Большежилкина (Иркутская область)
Вадим Остапов - омский Мимино

Омское благородство

Отдалённое место ссылки. Так расшифровывалось изначально название города Омска. Раньше я знал, что он есть, но лишь понаслышке. Ныне же считаю его одним из лучших в России, потому что в нём живут люди, которые умеют постоять за себя и своих близких, защитить от лжи и произвола. Привести примеров можно достаточно много, но лично мне хочется рассказать о человеке, который произвёл на меня очень сильное впечатление. Зовут его Вадим Остапов.

 

По телевизору теперь таких героев не показывают. В современной России они лишние. Кратко о Вадиме можно сказать просто: обычный деревенский мужик стал возить своих соседок-старух в город. Причём администрация района даже заключила с ним договор на это. Но братки из местной транспортной компании, ради выгоды которых был отменён единственный автобус, ездивший в деревню, желающие нажиться на несчастных людях, у которых нет денег на такси, начали угрожать Вадиму. Но он не поддался. И бандиты обратились в суд, обвинив его в незаконной предпринимательской деятельности (хотя он возил соседок бесплатно). За прошедший год из Омского Мимино (так многие называют Остапова) «выдоили» около полумиллиона рублей. Но он не сдаётся. «Это мои старушки, мои соседи, моя земля. Я буду их бесплатно возить. Никто меня не запугает», – говорит Вадим.

 

С нового года в Омске проезд на муниципальном транспорте будет самым дорогим в Сибири – тридцать рублей. Стоит задуматься, не пора ли большему количеству людей начать поступать, как Вадим Остапов.

Шашорин Владимир

г. Казань
Омск, ул.Декабристов, 48

Тайна на чердаке

Мне снится дом. Его древний лик покрыт морщинами облупившейся краски, его покосившиеся бревна напоминают нахмуренные брови, его глаза-окна, закрытые ставнями, давно не видели света. Он стоит посреди нового города – позабытый, кособокий, неуместный пришелец. Летом здесь распускается настоящая сказка – лепестками мальв, объявшими это мрачное видение; яркими искрами цветочного фейерверка.

 

На чердаке этого дома хранится тайна. Я – маленькая, совсем лилипут  – стою у подножия деревянного исполина и гляжу в замочную скважину. Не ту, что еле заметна, но ту, что у всех на виду. Люди идут мимо, не поднимая головы. Они стыдливо отводят глаза, брезгливо кривятся: они любят все новое, вычищенное до блеска. Они идут мимо тайны, которая глядит на них сквозь огромную замочную скважину, глядит с любопытством и ждет того, кто не отведет взгляда.

 

Я – огромная, я возвышаюсь над городом, я вижу разномастные крыши и людей-муравьев. Суетливые коротышки спешат по своим делам и глядят лишь вперед. Маленький ключик теряется в моей ладони. Я подношу его к чердаку, и сквозь замочную скважину на меня льется яркий теплый свет.

 

Крыша ветхого дома открывается, словно шкатулка. Внутри что-то светится так, будто в одном месте зажглись все городские фонари. Сияние разливается вокруг, затмевает солнце. Люди прекращают свой бег, озираясь.

 

Мне снится, что я – это я. Я сегодняшняя, я, привыкшая спешить. На моих ладонях – открытая шкатулка. Из шкатулки льется едва слышная музыка. Быть может, там, внутри, кружится балерина? Или неспешно движется по кругу карусель. Моя лошадка – чур та, зеленая.

 

Свет из этой шкатулки льется в мое сердце, и я вспоминаю. Вспоминаю, что и я когда-то была ребенком, а мир вокруг был сказкой. Если открыть глаза чуть пошире, сказка и сейчас со мной.

 

В этой шкатулке – каждый прожитый год, мгновения этого города. Я бережно закрываю крышку, глажу шершавые стенки. Твое место здесь. Храни эту историю. Нашу историю.

Я просыпаюсь. Под подушкой лежит ключ.

Ожерельева Юлия

г. Омск