8a74ef691205d759 Группа 1. Стр. 11 | Твой город - конкурс

© 2018-2019 Твой город. Твоя история                                                                                                                                                                       omskind@yandex.ru

Омск. Скульптура сантехника Степаныча

Бедный Степаныч

Сантехник Степаныч высунулся из канализационного люка, облокотился о землю и задумался. Устал. Тяжеловато.   

 

Впрочем, он никогда не унывал. Даже сейчас, выставленный на посмешище в центре города. Где это видано, чтобы мужик в каске сутками глазел на прохожих, сидя в люке? Да ещё с разводным ключом. Что люди подумают? Маньяк, бандит?

 

Обо мне говорят, размышлял он, что я городская достопримечательность. Вроде дурачка. И притягивает эта достопримечательность в основном таких же. А ещё детей, голубей и идиотов. Дети и голуби – это ещё терпимо. Просто лезут на голову покрасоваться. Иногда, правда, и обгадить могут. Но мне не привыкать. В канализации и похуже бывало.

 

А вот с идиотами – проблема. То нос мне до блеска натрут, словно псу какому-то, то стаканом водки об нос чокнутся, а пьют сами. Садисты! А напившись, селфи со мной делают – кто на боку, а кто и мордой в землю. А о том, что об мою каску постоянно пиво открывают, я молчу.

 

Один турист экстремал наслушался экскурсоводов и решил испытать тяготы царской каторги. Почалиться, так сказать, во глубине сибирских руд. Полез в мой люк. Думал, что я шахтёр. Вылезай, дядя, из забоя, говорит, свобода наступила. И тянет меня за руку. Не получается у него, понятное дело. Тогда он взял меня под мышки и попытался вытянуть. Напрягся, дёрнулся, ноги поехали, и он бац башкой прямо об мою каску. В общем, забрала его скорая то ли в травматологию, то ли в психушку. У дворников после этого много работы было. Место ведь людное.   

 

Не везёт мне с людьми. Особенно с женщинами. Представляете, что летом творится. Бабы-то все в платьицах, одно короче другого. Ножками сучат туда-сюда, задами виляют. Так и снуют вокруг меня. Да ещё и ветерок им платьица-то развевает. А мне снизу всё видно. Вот и попробуйте так помучиться неделю-другую. Я хоть из бронзы, но не совсем ведь железный!

 

Молоденькие девчонки ещё так сяк. Худышки. А представьте, сядет на меня сверху фигуристая тётка, чтобы сфотографироваться. И что? Один только разводной ключ и видно.

В лучшем случае нос мой будет торчать из-под её платья.

 

Или ещё лучше. Торчит моя башка между ног какой-нибудь знойной дамы. Будто я не из люка вылез, а, извините… Молчу.

 

Невыносимо стало. Уйду отсюда. К Любаше пойду. Тут рядышком. Она такая же, как и я. Только из дворян. При даме-то, гляди, покультурнее будет?

*     *     * 

 

Говорят, что однажды в полнолуние видели Степаныча сидящим рядом с Любашей на её скамейке. Он бережно держал её за руку.

 

А может, всё это просто показалось кому-то? После селфи.

Градницын Анатолий

г. Иркутск
Омск. Мост имени 60-летия ВЛКСМ

Письмо отцу

Воспоминание об Омске

Омск. Конечно, ты помнишь нашу поездку?

 

С тех пор прошло лишь десять лет, но столько всего изменилось! Теперь мы далеко друг от друга. У меня прекрасные мужи сын,живем в достатке, все благополучно. Ты знаешь.

 

Но ты не знаешь, как мне тебя до сих пор не хватает! Говорят, время лечит. Возможно, это справедливо, если речь идет о работе, карьере, деньгах, даже – о супружеских отношениях. Но не о детях.

 

Тебя не было рядом почти никогда… Тяжело говорить об этом даже сейчас, когда я - мама. Не верю в знаки, но не заладилось с самого начала: тебя не отпустили с работы встретить маму со мной новорожденной из роддома.«Традиция» продолжалась почти всегда. Ты даже не прилетел на нашу свадьбу. Хотя, я и не приглашала, боясь, что здоровье тебе не позволит. И что ты меня опозоришь. Выпьешь, как всегда, лишнее и будешь нести околесицу. Прости…

 

Тяжелы воспоминания детства. Твои пьянки, драки, друзья, разгульная жизнь (до поры до времени), развод с мамой – вот неполный список вещей, воспоминания о которых режут больнее ножа. Трагедия еще и в том, что бабушка не любила меня.

 

Не виню ни тебя, ни бабушку. Когда-то она отправила молодого красивого спортсмена в армию, в элитные войска КГБ, а на выходе получила инвалида, попадающегото «блажницу», то «в чарку». Меня бросает в дрожь, когда я, разглаживая белокурые волосики сына и любуясь невинным взглядом, представляю его на твоем месте.

 

Я люблю тебя и давно простила. В памяти навсегда останется только лучшее: как мы играли в детстве, как ты приезжал в гости на каждый мой День рождения, как ходили за грибами, ну и конечно, как ездили  в Омск! Ты пригласил меня в какие-то «места силы» в Омской области. Я отнеслась скептично, но не отказалась.

 

Помнишь, мы ночевали прямо в городе, на берегу Иртыша?Поняв, что не успеваем на сегодняшний автобус в Окунёво, мы шли 2 км по ул.Лукашевича под тяжелеными рюкзаками (взяли зачем-то банок 50 консервов и несколько кило картошки), а потом пытались заснуть в палатке под недомузыку ближайшего клуба. Испив с утра чаю из Иртышской (!) водицы, возвратились на вокзал, придавленные тушенкой и картохой, а потом ехали двести верст в полуразвалившемся автобусе.

 

Знаешь, именно там, в Омской области, я впервые гордилась тобой: когда ты после инфаркта носил тридцатикилограммовый рюкзак, много раз переплывал Тару, ставил палатку, рыбачил, придумывал какие-то интересные штуки…

 

Спасибо тебе за Омск – для меня эти воспоминания слаще всех Эйлатов вместе взятых.И знаешь что? Ты для меня самый лучший!

 

Рассказ основан на реальных событиях…

Знатнова Ирина

г. Полярные Зори (Мурманская область)
Омск. Слияние Оми и Иртыша

Банановые ветви

Она сказала, что она из Омска.

 

- Что за город? – спросил я.

 

- Хороший. Тебе стоит побывать.

 

- Вряд ли, - покачал я головой. – Я дальше своих берегов не выбираюсь.

 

- А стоило бы, - сказала она.

 

- Знаю. Вот только… не так это просто, как кажется.

 

- Почему?

 

- Почему, спрашиваешь?

 

Я задумался. Что тут сказать?

 

Мы сидели на шезлонгах и смотрели на воду. Кружили чайки. Редкие зеваки слонялись по пляжу. Тишина. Солнце. Хорошо. Я курил. Она поедала бананы. У нее целая сумка этих бананов с собой была. Зачем столько – я не знал. И не спрашивал.

 

Я и имени ее не знал. И – не спрашивал.

 

Я ее минут пять назад как увидел. Лежал, загорал, закрыв глаза. Открываю – она рядом. Сидит. Ест банан. Светлые волосы, легкая улыбка. Приятное лицо. И тело – загляденье. Я старался не заглядываться.

 

Я докурил. Она съела целых два банана.

 

Смотрела, ждала. Не торопила.

 

- Понимаешь, - сказал, когда тянуть было больше нельзя. – Кажется, мир – открыт. И везде побывать можно. Хоть сейчас: собрался – лети. А на деле – всегда мешает что-то. И даже сам не знаешь, порой: что?

 

Она смотрела с интересом. Кивала: продолжай, мол.

 

Я продолжал:

 

- Работа. Дом. Семья. Дела. То надо сделать, это. И все – важное. И не оставить. Махнешь рукой, расслабишься – все полетит к чертям. Понимаешь?

 

Она покачала головой.

 

- Нет. У меня все просто. Захотела – сделала. Сразу и сейчас. Даже не задумываясь. И все получается. Как-то, само собой.

 

- Хорошо тебе, - вздохнул я. – Хорошо быть тобой, наверно.

 

- А тобой разве – плохо? – спросила она.

 

- Да, вроде, нет. Вот только я не могу так.

 

- Почему?

 

- А вдруг не выйдет? И все полетит к чертям. Как тогда?

 

- А ты не думай так. Делай. А там – увидишь.

 

Я усмехнулся и вновь закурил.

 

- Легко тебе говорить.

 

- Говорить как раз сложно. Вот делать – легко.

 

- Правда?

 

- А ты проверь. – Она хитро улыбнулась. – Когда найдешь меня в Омске.

 

И – исчезла. Прямо на глазах. Только ощущение улыбки еще висело в воздухе, как от чеширского кота.

 

Я затянулся. Сумка, полная бананов, стояла рядом, напоминанием, что все – не обман.

Берхес Е.Х.

г. Могилёв, Республика Беларусь
Омск. Входная

Моя окраина

Рабочая окраина города Омска, сколько их в Омске?  Самарка и Московка, Новостройка и Солнечный, да много ещё.

 

Я расскажу историю своей окраины – историю железнодорожного посёлка Входной. Эту историю я узнал от своей мамы и перескажу почти без изменений.

 

Когда-то, в далеком 1961 году, маленькая станция Приветная была реконструирована и переименована в станцию Входная. Наверное, название определили из-за расположения станции – на входе к пересечению Главного и Среднесибирского ж/д путей. Основное назначение новой станции стала подготовка порожних вагонов под погрузку угля в Кузбассе.

 

Станцию построили, а вокруг неё поле, болото, да лес. Стали строить посёлок железнодорожников. Заниматься этим, поручили, строительно-монтажному поезду  №145. В этой организации  работал и мой дедушка – строитель, каменщик. Поселился он со своей семьёй сначала в бараке рабочего поселка. Сейчас, этих домов уже  нет, а в то время,  они были с насыпными стенами, холодные и неблагоустроенные. Из удобств - только электричество. За водой – идти к колодцу,  туалет – на улице, отопление ‒ печное, а в семье -  трое маленьких детей! Но благодаря строителям, посёлок стал разрастаться  и благоустраиваться. К тому времени, в поселке уже были построены «двухэтажки», медпункт, магазин, детский сад и школа. Мой дедушка принимал участие в строительстве восьми домов, а также строил комбинат бытового обслуживания, универсам и здание столовой. Строители возводили дома для железнодорожников и сами получали квартиры. В 1977 году радовалась новоселью и наша семья - получили квартиру в доме № 28. К тому времени, в семье было уже пять детей. Старшая дочь – моя мама.

 

К концу 80-х годов облик современного посёлка был уже сформирован и соседняя деревня  Приветная, тоже прирастала домами. Сейчас микрорайон Входной населяют почти восемь тысяч человек. Здесь две школы, два детских сада, поликлиника, КДЦ «Меридиан», ДШИ №15, спортивные сооружения, детские площадки. Это полноценный, развитый микрорайон нашего города, только расположен далековато – окраина…

 

Такова моя история зарождения нашего любимого посёлка. В посёлке родились и выросли свои замечательные личности: люди творческих профессий, ветераны и военнослужащие, почётные железнодорожники. И достойное место среди этих людей занимают первые строители посёлка, те, кто сделал первый шаг к тому, чтобы микрорайон Входной был на карте Омска.

Закалов Павел

микрорайон Входной (г. Омск)
Омск. Закат над Иртышом

Памятный вечер

Омск… Сколько смысла заключено в этих четырех буквах, сколько красоты и истории, сколько надежд и тихой любви. Однажды летним вечером, прогуливаясь по небольшой и тихой улочке, я медленно брела в сторону набережной. Мои мысли были заняты. Завтра был важный день. День, когда я должна была получить диплом врача. День, который я с таким нетерпением ждала все эти годы. Лишь подойдя вплотную к кованной изгороди, отделявшей воду от прогулочной зоны, я подняла голову. Открывшееся зрелище навсегда запечатлелось в моей душе.

 

Последние лучи багрового зарева отражались в синих водах Иртыша. Солнце как будто пыталось показать всю красу города в эти последние минуты уходящего дня. Окрашивая в ярко-красные и оранжевые краски все вокруг, оно не уступало в мастерстве искусному художнику. А небо? Небо – оно такое необыкновенное, незабываемое и до боли родное - было под властью кисти солнца. Легкие облачка окрашивались в более темные тона и создавали невероятную картину. Но вот еще одно, последнее яркое мгновение.

 

Появляется легкая дымка, потянуло свежим ветерком со стороны реки, и солнце скрылось за горизонтом, оставляя после себя лишь воспоминание чудесного вечера и небольшой кусочек озаренного неба! Видение исчезло. Да… Сколько таких закатов встречал или еще встретит этот город?! Но, именно этот вечер, оставил глубокий след в моей памяти и сохранился в моем сердце навсегда!

Фищук Мария

г. Пермь