8a74ef691205d759 Маша | Твой город - конкурс

© 2018-2019 Твой город. Твоя история                                                                                                                                                                       omskind@yandex.ru

Омск. Фотограф и дама у самовара

Маша

На Любинский проспект незаметно опустилась ночь, разогнав по домам последних припозднившихся прохожих. Снежинки медленно кружась опускались на землю. Было тихо и немного волшебно, как случается только зимой. Одна Мария Александровна Шанина, а в народе попросту Маша, сегодня снова прибывала не в духе.

 

- Нет, несправедливо, никуда не годится! - в который раз говорила она обиженно надувая губки и морща лобик. - Почему одним всё, а другим ничего? Чем я хуже этой Любочки, ну чем? К ней целыми днями ходят толпами, фотографируются с ней, обнимаются. Считают, что она поможет найти вторую половинку, рассказывают ей всё самое личное. Да даже проспект и тот назван в её честь!

 

В негодовании Мария Александровна встряхнула головой, сбросив охапку налипшего снега, пару раз прошлась вокруг стола и села обратно, нервно качая ногой.

 

- Я слышала, - чуть понизив голос, добавила она, - что даже этот сантехник Степаныч, и тот влюблен в Любу. Это уму непостижимо. А жители Омска? Считают ее символом города и водят приезжих на неё посмотреть! А я? Как же я? Кто приходит смотреть на меня? Случайные прохожие и посетители торгового центра! Я для них проста дама с самоваром! И что они просят? Чая! Просят у меня чая, как будто я какая-то кухарка! Тьфу. Просто унизительно! А между прочим, я одна из немногих женщин, которая сама сделала состояние! Я уникальна! Я интересна! И я даже красива! А меня совсем-совсем никто не любит и не ценит.

 

И Мария Александровна закрыла ладонями лицо, желая скрыть набежавшие слезы.

 

Фотограф расположился там же, где обычно, и не отрываясь смотрел поверх объектива. Гордая Маша делала вид, что не замечает его и даже когда разговаривала с ним, то никогда не обращалась по имени. И смотрела куда-нибудь в другую сторону, словно сама с собой беседуя. Для неё фотограф был лишь обслуживающим персоналом. Она для него - богиней и смыслом всей жизни. Но фотограф от природы оказался слишком робким, чтобы открыть свои чувства. Поэтому всегда просто молчал и любовался ею.

 

Так они, две статуи, и стояли из года в год: рядом, но не вместе.

Ильюшина Татьяна

г. Москва